Magister Ludi

1996, Сергей Голубицкий

(очарование технологией, или один день из жизни Интернет-трейдера)

"Я хочу стать инвестиционным банкиром. Если у вас есть 10000 акциев, я продам их за вас. Я заработаю много денег. Я буду очень-очень любить свою работу. Я буду помогать людям. Я буду миллионером. У меня будет большой дом. Мне будет клёво". (Фрагмент сочинения семилетнего школьника из Миннесоты , на тему "Кем я хочу стать, когда вырасту", март 1985 г.)

Не возникало ли у вас ощущения, что мир компьютерной техники и Интернета - какая-то чудная игра, дело несерьезное, скорее напоминающее хобби? Ощущение игры появляется всякий раз, когда какое-то дело начинает развиваться само для себя. В самом деле: собирается вместе группа "спецов" и принимается расхваливать свои программы и "железо", уговаривать "чайников"-пользователей из числа частных лиц и фирм приобрести все это добро.

То же на выставках. Возьмем, к примеру, только что почившую в Манеже первую в России экспозицию "Интернет / интранет". Ее главный пафос: "Вы сами не знаете, что вам нужно, зато знаем мы, у нас это есть, и мы вам это продадим". Российские фирмы и фирмочки, у которых даже фирменных бланков может не быть (к чему привлекать внимание государственных и "частных" рэкетиров?), открывают для себя новую истину о том, что без интранета и Интернета они честным людям в глаза смотреть не имеют права, не говоря уж о том, чтобы продать свой товаришко. И, таким образом, уверовав, что всю свою жизнь они, как оказалось, изъяснялись "прозой", люди понесут свои кровные, а за это им - свой Интернет.

Все множество лично знакомых мне российских "пользователей" подразделяется на три вида. Первые, нормальные люди, - это те, кто интенсивно выжимает из своих компьютеров все ресурсы "печатной машинки". Вторые, крутые бизнесмены, - освоили высоты электронных таблиц для двойного учета черного нала и левого товара, а в случае "высшего пилотажа" - даже PowerPoint для создания удивительно красочных и столь же бессмысленных "презентаций", предназначенных для "вкручивания мозгов" знакомым банкирам на предмет получения кредита-невозвращенца.

Наконец,третьи - это подлинные асы, которые, разбогатев на иных поприщах, могут позволить себе роскошь праздного блуждания за три доллара в час по бескрайним просторам телеконференций типа аlt.binaries.pictures.erotica и просмотра электронных версий автомобильных журналов. Справедливости ради необходимо упомянуть и еще один, крайне малочисленный "подвид" пользователей - "мечтателей", людей, одержимых верой в бесконечные возможности компьютера и Сети и их не менее бесконечное практическое применение. Для мечтателей сама по себе мечта несравнимо ценнее пошлости жизни, поэтому она никогда не становится явью.

Можно возразить,что наше отечество - полигон дикости; другое дело - Америка, уж там-то, наверняка, практические аспекты компьютеризации и компьютерных сетей расцвели во всей своей красе. Увы, такое представление очень поверхностно. В самом деле, если верить "РС Magazine" и "Windows Sources", то средний американец не мыслит своей жизни без компьютера и Интернета. Не буду утомлять альтернативной статистикой, предлагаю самостоятельно ознакомиться с публикациями самого оптимистичного и вместе с тем трезвомыслящего, на мой взгляд, издания, посвященного Интернет - журнала "Воагdwatch", и особенно - с тревожными статьями на эту тему непревзойденного авторитета и гуру Джона Дворака.

Мой личный опыт еще печальнее. Начиная пару лет назад работу над созданием системы электронного финансового сервиса и виртуального банкинга, мне пришлось общаться с десятками юристов, банковских работников и представителей инвестиционных компаний. Из этой братии самыми "дикими" в плане компьютерной цивилизации оказались первые. Юристы, о которых в Америке слагаются три четверти всех анекдотов, ненавидят компьютеры (об Интернете вообще речи быть не может!). Ненавистью просто сакральной.

На "диком Западе" (Сиэтл, штат Вашингтон) в офисах юристов, с которыми приходилось работать, никаких компьютеров видно не было, и на встречи они неизменно являлись с большими блокнотами типа Yellow Pad (хотя Сиэтл - известный центр американской софтверной индустрии, "город Гейтса и Микрософта"). Ноутбук-компьютеры производства IВМ - ThinkPad - я встречал дважды. Впервые - на коленях режиссера Спилберга (рекламный щит в аэропорту Кеннеди), другой раз - у себя самого (чем, кстати, поначалу вызывал неприязнь окружающих; я сказал "поначалу" не потому, что позже все привыкли, а потому, что, решив не искушать судьбу, я прекратил таскать ThinkPad на встречи).

На цивилизованном Востоке (в городах Нью-Йорк, Вашингтон, Норфолк и Форт Лодердэйл) юристы, через тошноту, превозмогая себя, создавали какие-то бумаги в программе Word Perfect первой досовской версии десятилетней давности, которые затем распечатывали на матрично-гремящем принтере. Упаси вас бог намекнуть, что существуют какие-то Windows сами по себе и собственно Windows-версии того же Word Perfect'a, - в лучшем случае в ответ поморщатся. Брюс, юрист, который обслуживает компанию "Мириад", уже второй год обещает подписаться на Интернет и получить электронный адрес. Пока что всю информацию приходится пересылать через Интернет на обычную факсимильную машину в офисе Брюса.

Впрочем, хватит пугать читателя. Вся прелесть Америки как раз и таится в ее бесконечном многообразии. И среди подавляющей массы некомпьютеризированного и неинтернетизированного бизнеса то там, то сям попадаются сверхнавороченные компании и партнеры, для которых Интернет - это реальное средство выживания. Собственно, об этом выживании, только на уровне индивидуальном, и пойдет речь в этом очерке (простите за столь странный поворот сюжета, особенно после вступления, красноречиво утверждавшего прямо противоположное!).

Впервые я был очарован зияющими высотами новых коммуникационных технологий в 1994 году, когда в штаб-квартире компании Computer Dynamics Inc. (Виржиния Бич, штат Виржиния) увидел практическое применение системы видеоконференций Vistium, разработанной IВМ и распространяемой Соmputer Dynamics. В демонстрационном зале проходило непрерывное многодневное тестирование связи по линии ISDN между офисами Computer Dynamics в Виржинии Бич и в Ньютауне (штат Пенсильвания).

Тогда я не обратил внимания на один маленький нюанс, который, как я теперь понимаю, предопределил неудачную попытку применить данную технологию в России, которую мы предприняли в самом начале 1995 года. И дело не в том, что линии ISDN в нашем отечестве - нечто аналогичное "единорогу" из мифологического бестиария (хотя и это немаловажно). Собака была зарыта как раз в том маленьком ускользнувшем от моего внимания нюансе. За пеленой очарования технологией (все то же "дело ради самого себя" - см. начало статьи) я как-то не обратил внимания на содержание самой видеоконференции. Вернее, на всякое отсутствие такового. Два компьютерных инженера, один - в Виржинии Бич, другой - в Ньютауне, тоскливо пялились на опостылевшие изображения самих себя на мониторе и обменивались абсолютно ненужными фразами типа "Вася, Вася, я - второй, прием!". Им явно нечего было сказать друг другу, но каковы технологии-то! Туже информационную глупость я впоследствии заметил в рекламном видеоролике от самой IBM, посвященном незаменимости системы Vistium: представитель одной выдуманной компании долго уламывал с помощью видеоконференсной связи представителя другой выдуманной компании продать ему велосипеды по более низкой цене, шантажируя его при этом привлекательностью предложений конкурентов и потрясая перед монитором, для наглядности, каталогом. Самое забавное в этой рекламной истории от IВМ то, что представитель второй компании так и не сломался - вместо понижения цены он предложил поставлять велосипеды в разобранном виде - это, естественно, дешевле. Первый представитель с радостью согласился. Вот они, чудеса технологии! Откуда компании IВМ знать, что для российского бизнесмена гораздо выгоднее не устанавливать видеоконференсные системы Vistium, а сэкономив 5000 долларов, "дать на лапу" ту же самую сумму директору велосипедной фабрики и скупить всю партию за полцены!

Очарование технологией - вещь заразная, и ей подвержены даже самые достойные представители человечества. Мой первый учитель и наставник в деле предпринимательства г-н Роберт (Боб) Старер, СЕО и совладелец Computer Dynamics Inc., не избежал этой участи. Боб "компьютеризирован" до предела. В его доме, расположенном на берегу живописного залива Атлантического океана, даже освещение на пристани контролируется с помощью компьютера. В редкие минуты отдыха он очень любит поиграть с "лампочками": кликнет мышкой и тут же выглядывает в окно, с неподдельной радостью наблюдая, как весь двор, бассейн и пристань медленно погружаются в темноту. Один раз, правда, компьютер взбунтовался и в самый неподходящий момент - торжественный ужин с дюжиной гостей - вырубил весь свет в доме на полчаса.

Наблюдение за Бобом в офисе неизбежно рождало чувство приобщенности к XXI веку. Обставленный компьютерами и мониторами, Боб принимал и отсылал электронную почту, издавал резолюции и созывал собрания совета директоров - и все это без помощи клавиатуры: команды он подавал через микрофон благодаря программе Dragon Dictate. Зрелище просто феерическое! Иное дело - абсолютная сырость самой Dragon Dictate, которая не распознавала каждые три слова из четырех. Бобу приходилось постоянно отвлекаться и вносить изменения в словарный запас программы, причем для этого необходимо было произнести магическое слово"Oops" . В этом случае Dragon Dictate переключается в командный режим и позволяет делать исправления. Я сидел рядом и, закрыв глаза, слушал волшебную музыку очарования технологией: "Упс... упс... упс... упс!"

Но мистер Старер не был бы тем, кем он является на самом деле, - одним из тысячи самых богатых людей Соединенных Штатов (согласно журналу "Fortune"), - если бы не умел вовремя контролировать свои эмоции. После часа ритуальных утренних "упс"-заклинаний он снимал наушники, потягивался и принимался за настоящее дело - подписывал горы бумажных документов, звонил по телефону, летел за пятьсот миль на собственном реактивном самолете на встречи с деловым партнерами и потенциальными клиентами, которые, хоть и не ведали об очаровании технологией, однако обладали просто чудовищным финансово-материальным потенциалом.

Кажется, мой опус слишком наполнился противоречиями - что же это за технологии, если от них нет никакого проку?! И почему все-таки наш герой, господин Старер, после каждого миллиона долларов, честно заработанного некомпьютерными, традиционными методами, упорно возвращается к своим компьютерным "игрушкам" и настойчиво пытается обучить тупую программу понимать свою речь? Эти видимые противоречия и сомнения, которые я сознательно посеял, явились теми "терниями", сквозь которые пришлось пройти, прежде чем был сделан один очень важный вывод: технологии ни в чем не виноваты.

Виновата утвердившаяся вертикаль, которая определяет отношения "компьютер-пользователь". С одной стороны - производители компьютерных технологий, певцы глобальных коммуникаций и комплексных решений, все эти программисты и инженеры, беззаветно преданные своим фетишам. Им и невдомек, что по ту сторону баррикад находятся "чайники", которые, во-первых, поклоняются совсем иным "богам", во-вторых, уже и так знают способы зарабатывать деньги и твердо уверены, что могут обойтись без новых компьютерных технологий. Заклинания компьютерных производителей (и вообще всех, кто связан с компьютерным бизнесом) о том, что "чайникам" без них не обойтись, по меньшей мере, самоуверенны. В качестве главного доказательства приоритета компьютерного бизнеса перед остальным приводятся успехи компаний Microsoft и IВМ. Нет нужды спорить - успехи впечатляющие, особенно на фоне не менее успешной, но относительно "карликовой" компании Netscape.

Однако не надо забывать, что ни Microsoft, ни IВМ, ни какого-либо из японских производителей компьютерной техники вообще нет в списке самых крупных американских и японских компаний .

Вывод напрашивается один: надо не заклинать и навязывать, а обучать пользователя, как применятьновые компьютерные технологии для получения реальной, а не мнимой выгоды. В этом вся сложность. Дело в том, что процесс обучения должен лежать отнюдь не на компьютерных компаниях, поскольку последние, очарованные технологией, как правило, сами понятия не имеют, что с этими технологиями должны делать конечные потребители. Ведь для компьютерных компаний продажа самих компьютеров уже и есть бизнес. Поэтому и выглядят так убого рекламные ролики видеоконференсных систем IВМ (неудивительно, что они так и не были востребованы рынком). Так ведь это же сама IВМ, а что говорить о прочих, особенно российских, производителях (вернее -сборщиках)? В Соединенных Штатах роль обучения ложится на целую сеть специализированных компаний, не имеющих отношения или же сознательно выделенных из сферы самого компьютерного бизнеса. И даже при таких "тепличных" условиях инерция американского пользователя огромна (кому охота учиться?). В России, где никаких серьезных структур обучения нет, создается ситуация, когда поставщики Интернет-оборудования отлавливают на выставке "Интернет / интранет '96" малочисленных шальных предпринимателей, которые задумали стать провайдерами Интернета, чтобы, в свою очередь, предоставлять доступ в Сеть другим, поскольку сами там ничего полезного не нашли. А кто же найдет, если никто толком не объяснит? И кто эти другие?

На самом деле, Интернет и новейшие компьютерные технологии - вещи до боли практические, от которых, при определенных обстоятельствах, в самом прямом смысле, зависит возможность получения хлеба с маслом.

Одним из самых "приземленных" способов использования мировой Сети является финансовый трейдинг (которому, кстати, обучает и в котором сама непосредственно участвует компания "Мириад"). На этом примере я и попытаюсь продемонстрировать возможности "переплавки" очарования технологией в ее эксплуатацию в самом жестоком виде.

* * *

Так уж повелось,что желание заниматься трейдингом, то есть игрой на бирже, порождается тщеславием. В какой-то момент человеку начинает казаться, что он умнее других и сумеет перехитрить если не самого черта, то, по крайней мере, своего соседа. Ну что ж, это - благородный порыв, не лишенный рационального зерна. Уоррен Баффет, легендарный американский финансовый воротила, сколотивший 15 миллиардов долларов на Уолл Стрит (кстати, злейший враг всяких компьютерных технологий!), очень точно заметил, что всякий биржевой игрок, который не замечает в своем окружении дурака, с большой долей определенности сам этим дураком и является.

Итак, на одном полюсе финансового трейдинга находится гипертрофированное самомнение. Однако рынок - этот страшный символ разнузданной дикости капитала- прекрасный учитель. Очень быстро трейдер трезвеет, особенно после потери половины своего первоначального капитала за какие-нибудь день-два. Майкл Льюис, трейдер Salomon Brothers и автор бестселлера "Покер Лжеца", вспоминает об одном из своих мудрых учителей: "Когда я занимаюсь трейдингом, говорил он, я постоянно поглаживаю себя по спинке, потому как знаю, что следующим моим ощущением, как правило, будет страшный удар в область пониже".

Иными словами, трейдинг - это постоянный перепад от восторга побед к унижению поражений, причем последние ощущаются во всей жестокости опустевшего кошелька. Повышенное выделение адреналина обеспечено. Однако, никакого романтизма в этой профессии нет - лишь тяжелый каждодневный труд. Во-первых, довольно продолжительный процесс обучения. Трейдинг без глубокого познания своего предмета ничем не отличается от рулетки. Самое обидное, что полученные знания сами по себе никакого дохода не приносят, а лишь позволяют сесть за руль и отправиться на свой страх и риск в опасное путешествие. Научиться зарабатывать на жизнь трейдингом можно только на собственных ошибках и падениях.

Итак, после небольшого вступления, - правдивое описание одного дня из жизни Интернет-трейдера,то есть трейдера, полностью оперирующего в сети Internet.

* * *

7:00 (время московское).

Сначала выполняется рутинная работа - загружается ежедневная порция обновленной базы данных с результатами торгов на всех американских биржах, случившихся накануне. Все происходит автоматически: набор номера Интернет-провайдера, соединение с сервером, предоставляющим доступ к финансовым базам данных, загрузка 100-килобайтного файла, его обработка и интеграция в основной информационный массив. Как правило, никаких эмоциональных потрясений в результате этой операции не происходит, поскольку все интересующие котировки были известны уже накануне вечером, тогда же была испытана либо радость победы, либо отчаяние очередных (гораздо более частых) потерь.

8:00-13:00.

Начинается утомительный процесс сбора фундаментальной информации по интересующим позициям. Источников - несчетное множество, и надо успеть переварить как можно больше информации. В трейдинге есть одна очень неприятная аксиома. Как известно, ценные бумаги обладают свойством повышаться и понижаться в цене по определенному циклу, который называется трендом. Если уметь точно определять моменты перехода от подъема (uptrend) к понижению (downtrend) и наоборот, можно никогда уже не работать. Однако вся неприятность упомянутой аксиомы в том, что "изменение тренда происходит тогда, когда аргументы в пользу этого изменения (weight of evidence) начинают перевешивать все прочие аргументы". Более издевательского определения нельзя и придумать, но деваться некуда, поэтому приходится собирать как можно большее число доказательств в пользу того или иного перемещения курса. Чем больше, тем лучше. А потому - по порядку.

Сперва просматриваются все крупные поисковые машины: Yahoo!, Infoseek, WebCrawler, Alta Vista,Excite, Magellan, HotBot. Затем - все специализированные финансовые информационные службы: Data Broadcasting Corporation, РС Financial Network, InterQuote, Pawws, MoneyLine и еще десятка два других. Следом наступает очередь онлайновых версий периодических изданий: "Wall Street Journal", "Barron's", "Investor's Business Daily". Спустя три часа удается отдохнуть на сборе информации из телеконференций UseNet - уж очень забавно наблюдать, как трейдеры, подобно рыбакам, хвастают друг перед другом своими достижениями и пытаются выведать как можно больше секретов.

Пока трейдер просеивает новую информацию, компьютер непрерывно сканирует базу данных, накладывая заранее подобранные фильтры - технические индикаторы, позволяющие отобрать из более чем десятитысячной массы акций 30-40 кандидатов на дальнейшее исследование. Само собой разумеется, что такую нагрузку может выдержать только мощный компьютер (скажем, Pentium Рго 180 МГц при 64 Мбайт памяти), работающий под многозадачной операционной системой типа NT. Даже в такой конфигурации машина способна просканировать базу данных всего два-три раза за пять часов.

В час дня оба процесса завершены. До открытия биржи (9:30 утра в Нью-Йорке) остается четыре с половиной часа. За это время надо успеть проанализировать акции-кандидаты, которые были отобраны компьютером.

13:00-17:00.

Методично, акции одна за другой подвергаются внимательному анализу. Для этого существуют так называемые charting-программы. Количество технических индикаторов велико, и их выбор - вопрос опыта и предпочтений трейдера.

17:30-01:30.

Это восемь часов нервотрепки, связанной с реальными торгами на бирже. Все это время приходится почти постоянно находиться в Сети, чтобы следить за изменением котировок и размещать заявки на покупку и продажу отобранных акций в системе дискаунтного брокера . Результатом этой деятельности могут стать либо сногсшибательные доходы, либо не менее впечатляющие убытки. При больших оборотных средствах часто удается "хеджировать" прибыль и не допускать возникновения значительных потерь.

Таков, в идеальном исполнении, более чем восемнадцатичасовой рабочий день Интернет-трейдера. В реальности часто приходится сокращать время поиска информации и полагаться на интуицию, которая обладает удивительным свойством подводить в самый неподходящий момент.

Без всякого сомнения, Интернет-трейдинг - прекрасное доказательство кондового реализма Сети и новейших компьютерных технологий. Интернет-трейдер, как никто другой, заинтересован в немедленном использовании самых последних достижений компьютерной индустрии, поскольку применение более мощного компьютера и более быстрого процессора тут же сказывается на эффективности труда.

Результатом Интернет-трейдинга, помимо чисто материальных выгод, могут оказаться невиданные эмоциональные перепады, которые практически не имеют аналогов в ином бизнесе. Правильный выбор и точное определение тренда может дать просто феноменальный результат - достаточно взглянуть на график небезызвестной компании Iomega:

За периодс января 1995 года по май 1996-го (менее чем за полтора года) акции фирмы выросли на 8790 процентов (!). Случаются и не менее головокружительные падения - однако не будем о грустном!

Хочется верить,что этот очерк все-таки поможет рассеять сомнения в том, что очарование технологией несет в себе помимо романтизма еще и сильный заряд прагматики. Остается лишь заполнить пустоту между корпоративными интересами компьютерной индустрии и потенциальными потребителями их продукции. Слово за компаниями, которые возьмут на себя благородную роль сталкера.